27.09.2007 - О существенных условиях кредитного договора: теория и практика

Потребности хозяйствующих субъектов в заемных денежных средствах удовлетворяются, в основном, за счет банковского кредита, который выдается на основании заключенного между банком и заемщиком кредитного договора. В соответствии с ч. 1 ст. 819 ГК РФ "по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее".



В ст. 30 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках) указан ряд условий, подлежащих обязательному согласованию сторонами кредитного договора: проценты за кредит, стоимость банковских услуг, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, порядок его расторжения.

В Постановлении ФАС Московского округа от 21.09.2000 г. N КГ-А40/4228-00 судебная инстанция указала, что исходя из положений ст. 819 ГК РФ, существенными условиями кредитного договора являются размер и условия выдачи кредита, срок, на который предоставляются кредитные средства, проценты за пользование кредитом. Обоснована ли подобная позиция?

С одной стороны, так как действующее законодательство предусматривает возможность определения размера и порядка уплаты процентов за пользование займом (ст. 809 ГК РФ), срока выдачи займа (ст. 810 ГК РФ), имущественной ответственности сторон (ст. 395 ГК РФ), порядка расторжения договора (ст. 451, 811 и 813 ГК РФ), а также условия выдачи кредита (Положение ЦБ РФ от 31.08.1998 г. N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)"*(1)), все эти условия считаются автоматически включенными в договор и поэтому не обязательно должны находить отражение в кредитном договоре, а соответственно, согласно ее утверждению, не являются существенными условиями, ибо кредитный договор может существовать и без включения в него этих условий. Таким образом, в качестве существенного условия кредитного договора следует рассматривать только его предмет*(2).

Н.Д. Егоров отмечает, что наиболее важным признаком существенных условий является то, что они в обязательном порядке должны быть согласованы сторонами, иначе договор нельзя считать заключенным. В этом заключается отличие существенных условий договора от всех остальных (обычных и случайных условий). Содержащиеся же в императивной или диспозитивной норме условия вступают в действие автоматически при заключении договора без предварительного их согласования. Вследствие чего их следует относить к обычным условиям договора*(3).

Необходимо отметить, что одним из условий банковского кредитования является условие о платности предоставления денежных средств. В качестве платы банк взимает проценты за пользование деньгами. Согласно ст. 29 Закона о банках процентные ставки по кредитам устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом. А из содержания ч. 1 ст. 819 ГК РФ следует, что условия предоставления денежных средств также должны быть согласованы сторонами и определены в договоре.

Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Иными словами, существенными признаются условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора*(4). Гражданско-правовая доктрина отмечает, что необходимыми, а значит, и существенными следует считать условия, выражающие природу соответствующего договора, а потому при отсутствии любого из них достигнутое соглашение не способно придать отношениям сторон те качества, которые превращали бы эти отношения именно в обязательства данного конкретного вида.

В ч. 1 ст. 432 ГК РФ указывается, что при установлении наличия в договоре всех существенных условий следует руководствоваться непосредственно требованием закона для договоров данного типа, определенностью положений договора относительно предмета договорного обязательства, а также согласованием воли сторон по кругу условий, предварительно названных существенными одной из сторон. Если в законе нет указания о том, какие условия договора следует считать существенными, руководствуются особенностями соответствующего договора*(5).

По мнению В.А. Белова, из-за отсутствия специальных предписаний законодательства следует заключить, что существенными условиями кредитного договора являются лишь те, которые отражены в его определении, а именно: 1) условие о его предмете - наименовании и количестве (сумме) денег, передаваемых в кредит; 2) обязанность возвратить кредит; 3) обязанность уплатить проценты за пользование кредитом*(6).

Статья 30 Закона о банках прямо предписывает, что процентные ставки по кредитам, а также имущественная ответственность, порядок расторжения договора относятся к существенным условиям кредитного договора.

Следовательно, по смыслу абз. 2 ч. 1 ст. 432 ГК РФ не имеется правовых оснований исключать указанные условия из разряда существенных. Однако если следовать изложенной логики, следует признать, что отсутствие в кредитном договоре условия об имущественной ответственности сторон и о порядке расторжения договора свидетельствует о его незаключенности, что вряд ли соответствует положениям ГК РФ. Ряд авторов, утверждая, что проценты за кредит выступают в качестве существенных условий кредитного договора, вступают в определенное внутреннее противоречие с самими собой. Так, полагают, что в силу прямого распространения на кредит норм ГК РФ о займе вполне допустима такая ситуация, когда при возникновении спора о процентах по конкретному договору суд может определить их в соответствии с ч. 1 ст. 809 ГК РФ по существующей у кредитора ставке банковского процента или ставке рефинансирования*(7).

Цивилист В.И. Синайский утверждал, что "вознаграждение, т.е. уплата процентов, не составляет у нас обыкновенной принадлежности займа. Поэтому проценты могут быть лишь выговорены при заключении займа"*(8). Тем самым, автор подчеркнул существенность условия о размере процентов для подобного рода правоотношений.

Действительно, в юридической литературе кредитный договор нередко называют разновидностью договора займа*(9). Именно это обстоятельство, по мнению ряда авторов, дает возможность в субсидиарном порядке применять для его регулирования правила о займе, если иное не вытекает из существа кредитного договора (ч. 2 ст. 819 ГК РФ). Так, по мнению А.Ю. Кабалкина, содержание кредитного договора в целом совпадает с содержанием договора займа. Положения ГК РФ, относящиеся к договору займа, а именно: уплата процентов (ст. 809), обязанности заемщика по возврату суммы долга (ст. 810), последствия нарушения заемщиком договора займа (ст. 811), последствия утраты обеспечения (ст. 813), обязательства заемщика, целевой характер займа (ст. 814), оформления заемных отношений путем выдачи векселя (ст. 815) и ряд других применимы к кредитному договору, если иное не вытекает из закона и самого договора*(10).

Представляется, что такое определение кредитного договора не вполне корректно. Кредитный договор оформляет и регулирует совершенно самостоятельные обязательственные отношения. Тот факт, что положения договора займа распространяются на кредитные отношения, если ГК РФ не установлены для них особое регулирование либо иное не вытекает из существа кредитного договора (ч. 2 ст. 819 ГК), не свидетельствует о том, что кредитный договор представляет собой разновидность договора займа. Отсылки к нормативным положениям о займе имеют в силу ч. 1 ст. 6 ГК РФ характер аналогии закона и используются во избежание воспроизведения схожих по содержанию норм.

В отличие от договора займа кредитный договор является консенсуальным. Кредит предоставляется кредитором во исполнение принятого на себя обязательства. В этом заключается существенное отличие кредитного договора от реального договора займа, считающегося заключенным с момента передачи его предмета (абз. 2 ч. 1 ст. 807 ГК РФ). Передача тех же денег в обычном договоре займа представляет собой необходимое условие для возникновения у сторон конкретных прав и обязанностей*(11). Как правильно отметил О.А. Красавчиков, соглашение сторон, не поддержанное передачей капитала, означает "неполный юридический состав"*(12) и, следовательно, не может иметь юридических последствий*(13).

Экономическая сущность кредитных отношений, выражающаяся в том, что денежные средства предоставляются на условиях срочности, возвратности и платности, с одной стороны, и отсутствие указаний в тексте ГК РФ о сроке кредитного договора, с другой стороны, оставили открытым вопрос об отнесении срока кредитного договора к существенным условиям.

Так, А.Ю. Кабалкин полагает, что срок возврата кредита устанавливается в кредитном договоре и является его существенным условием. В зависимости от продолжительности срока договора кредиты принято делить на краткосрочные (до одного года) и долгосрочные (более одного года)*(14). Д.А. Медведев придерживается иного мнения, полагая, что срок не является существенным условием кредитного договора. Последний может быть заключен на условиях "до востребования", как обычный заем, но, будучи заключенным на определенный срок, может быть досрочно исполнен лишь с согласия кредитора*(15).

Представляется, что с одной стороны, если стороны кредитного договора не согласовали срок возвращения кредита, то логически следует исходить из положений ч. 2 ст. 314 ГК РФ, согласно которой в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. "Разумный" срок - понятие оценочное. К оценке срока с точки зрения его оправданности и соответственно оценке поведения должника как правомерного (при отсутствии просрочки) или наоборот (при просрочке) следует подходить с учетом характера обязательства, взаимоотношений сторон, конкретных условий исполнения, влияющих на возможность своевременного исполнения*(16).

В подтверждение того, что срок кредита не относится к существенным условиям кредитного договора, обратимся к Положению ЦБР от 31.08.1998 г. N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)"*(17). В соответствии с пп. 4 п. 3.1. Положения в случаях, "когда договором на предоставление (размещение) денежных средств не установлен срок возврата клиентом - заемщиком суммы основного долга либо указанный срок определен моментом востребования (наступлением условия/события), то возврат суммы основного долга должен быть произведен клиентом - заемщиком в порядке, определенном настоящим пунктом, в течение 30 календарных дней со дня предъявления банком - кредитором официального требования об этом (не позднее следующего рабочего дня за днем наступления условия/события), если иной срок не предусмотрен соответствующим договором".

По общему же правилу в силу ч. 2 ст. 314 ГК РФ обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Порядок и форма официального востребования банком - кредитором возврата клиентом - заемщиком суммы предоставленных (размещенных) денежных средств определяются в соответствующем договоре на предоставление (размещение) денежных средств на условии "до востребования". В частности, в этих целях может быть использовано сообщение банка - кредитора, передаваемое клиенту - заемщику средствами курьерской службы, по почте или специальным каналам связи, а также иными способами, оговоренными сторонами соглашения и устраняющими возможность возникновения коллизий относительно дня (даты) востребования исполнения клиентом - заемщиком своих обязательств по возврату суммы основного долга по соответствующему договору.

В любом случае заемщику должно быть предоставлено определенное время для надлежащего исполнения обязательства. Д.И. Мейер на вопрос о начале просрочки по бессрочному обязательству ответил: "Если справедливо, что по такому обязательству веритель вправе требовать удовлетворения во всякое время, то значит предъявление требования составляет срок по обязательству... Но по соображению самого существа обязательства должно быть предоставлено должнику время, в которое бы он, без особого стеснения для себя, мог совершить действие, составляющее предмет обязательства"*(18).

Окончательная точка в этом споре до сих пор не поставлена, однако, Центральный Банк РФ, как государственный орган, принимающий в пределах своей компетенции акты пруденциального регулирования, признавая право на существование кредитов "до востребования", также не относит срок кредита к существенным условиям кредитного договора. Положение ЦБР от 05.12.2002 г. N 205-П "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации"*(19) предусматривает возможность существования кредитов "до востребования". Также в соответствии с п. 3.13. Положения ЦБР от 26.03.2004 г. N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности" ссуды, предоставленные юридическим лицам, кроме кредитных организаций, сроком до востребования (включая векселя по предъявлении), которые находятся на балансе кредитной организации свыше 20 календарных дней, классифицируются не выше, чем в III категорию качества расчетного резерва (сомнительные ссуды)*(20).

Таким образом, нормативно-правовое регулирование банковской деятельности предусматривает возможность заключения кредитных договоров без указания срока.

Кредиты "до востребования" с точки зрения экономической привлекательности для коммерческих банков и извлечения прибыли являются эффективным средством размещения денежных средств, поскольку банк заинтересован в первую очередь в том, чтобы заемщик оставался таковым как можно дольше, т.е. всегда приносил постоянный процентный доход.

Понятие "срок до востребования" представляет собой исключительно конструкцию филологического характера и не охватывается классическим пониманием срока. Согласно ст. 190 ГК РФ срок может определяться календарной датой, истечением периода времени, а также указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. Как видим, "срок до востребования" не может быть определен как срок в смысле указанной нормы. Таким образом, срок также не относится к существенным условиям кредитного договора.

Представляется также, что в случае несогласования сторонами кредитного договора условий о размере процентной ставки по кредиту такой договор не будет считаться незаключенным. Существенным является именно условие о платности (возмездности) банковского кредитования, что вытекает из содержания ч. 3 ст. 423 ГК РФ, согласно которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Отсутствие же указания в кредитном договоре на размера банковского процента, начисляемого на сумму выданных в качестве кредита денежных средств, не изменяет существа кредитного обязательства и "по общему правилу не порочит правовой силы договора"*(21). При отсутствии в договоре условия о размере процентов, их размер определяется существующей в месте нахождения банка ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком основной суммы долга или его соответствующей части (ч. 1 ст. 809 ГК РФ).

Противоположной точки зрения придерживается А. Дубинчин. Автор полагает, что условие о процентах является существенным условием кредитного договора в силу указания закона, а именно ст. 30 Закона о банках. По его мнению, применению ч. 1 ст. 809 ГК РФ препятствует существо кредитного договора в смысле ч. 2 ст. 819 ГК РФ, которое заключается в безусловно возмездном характере обязательства. "Отсутствие процентной ставки в кредитном договоре сравнимо с невыставлением магазином ценников на товары", - пишет автор. Вследствие чего положения ч. 1 ст. 809 ГК РФ не могут применяться к кредитному договору*(22).

Н.Н. Захарова, анализируя легальное понятие кредитного договора, признает его существенными условиями в силу указания закона не только размер процентов, но и порядок их уплаты*(23). Однако вряд ли следует пояснять, что условие о порядке уплаты процентов не влияет на существо кредитного договора, "заключаемого всегда в молчаливом предположении, что проценты подлежат уплате заемщиком по правилам об основном денежном долге"*(24).

С другой стороны, высказывается и мнение о том, что отсутствие условия о проценте за пользование кредитом дает основания для признания кредитного договора притворным и применения к данному виду договора положений договора займа. Не возникает сомнений в том, что установление ГК РФ обязательного возмездного характера кредитных отношений, и тем самым, признание деятельности по выдаче кредита предпринимательской деятельностью свидетельствует о направленности данной деятельности исключительно на извлечение прибыли.

Согласимся с мнением тех авторов, которые считают, что соответствующие положения ГК РФ имеют приоритет перед ст. 30 Закона о банках, поскольку последняя вступает в противоречие с абз. 2 ч. 2 ст. 3 ГК РФ*(25). Нужно признать, что все существенные условия, названные в ст. 30 Закона о банках, уже урегулированы различными диспозитивными нормами ГК РФ, вследствие чего правовая сила кредитного договора не зависит от наличия или отсутствия указанных пунктов в его содержании*(26).

Именно поэтому условия об имущественной ответственности сторон и порядке расторжения договора не относятся к существенным условиям кредитного договора. По этому поводу Р.И. Каримуллин высказался следующим образом: "Было бы абсурдным предположить, что отсутствие в кредитном договоре условий об ответственности сторон или о порядке его расторжения влечет за собой их недействительность"*(27).

В отношении условий об ответственности сторон действует следующее правило. Если иное не установлено законом или кредитным договором, заемщик в случае нарушения им кредитного договора будет отвечать по правилам ст. 811 ГК РФ. В отличие от одностороннего характера ответственности по договору займа ответственность по кредитному договору может быть возложена и на заемщика, и на кредитора. Ответственность заемщика состоит в дополнительном денежном обременении, связанном с уплатой повышенных процентов по просроченному кредиту. Размер штрафных процентов определяется в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Особая ответственность в договоре может быть предусмотрена за нецелевое использование полученных средств (в случае, если целевой характер кредита обусловлен сторонами как существенное условие договора) либо за снижение (утрату) ценности обеспечения кредита. К имущественной ответственности за неисполнение своих обязательств может быть привлечен и кредитор. Так, в договоре может быть предусмотрено условие об ответственности кредитора за немотивированный отказ от предоставления кредита, предоставление его в меньшей сумме или с нарушением сроков. Наряду с уплатой неустойки виновная сторона должна полностью возместить другой стороне убытки, вызванные неисполнением либо ненадлежащим исполнением договора, если такая форма ответственности предусмотрена договором.

Таким образом, требования стабильности гражданского оборота, принцип диспозитивности и приоритет ГК РФ перед законами, вступающими с ним в определенное противоречие, а также само существо кредитного договора не позволяют рассматривать условия, указанные в ст. 30 Закона о банках в качестве существенных в силу указания закона*(28). Все эти условия являются определимыми, и при отсутствии соглашения, например, о размере процентов, имущественной ответственности сторон и порядке расторжения договора должны применяться соответствующие нормы ГК РФ.

 
Д.В. Пристансков,
 адвокат
 
"Правосудие в Поволжье", N 5, июль-август 2004 г.
 
─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Вестник Банка России. N 73, 29.11.2001.

*(2) См.: Л. Наумова. Существенные условия кредитного договора // Хозяйство и право. N 12, 2003. С. 40.

*(3) Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 591.

*(4) Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 588.

*(5) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2004. С. 1001.

*(6) Белов В.А. Банковское право России: теория, законодательство, практика: Юридические очерки. М.: ЮрИнфоР, 2000. С. 349.

*(7) См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2/Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 502; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй/Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 511.

*(8) Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 403 (Классика российской цивилистики).

*(9) См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. С. 502; Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2003. С. 224; Каримуллин Р.И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву. М., 2001. С. 13.

*(10) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 509.

*(11) Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 17.

*(12) Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 68.

*(13) Каримуллин Р. И. Указ соч. С. 17.

*(14) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 511.

*(15) Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. С. 506 (тем не менее, в аналогичном учебнике, изданном в 1999 г., условие о сроке кредитного договора указано в качестве существенного. См.: Гражданское право. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1999. С. 437).

*(16) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. С. 825.

*(17) Вестник Банка России. N 73, 29.11.2001.

*(18) Цит. по: Каримуллин Р. И. Указ соч. С. 85 (Мейер Д.И. Русское гражданское право. СПб., 1902. С. 382).

*(19) Вестник Банка России. N 70-71, 25.12.2002.
*(20) Вестник Банка России. N 28, 07.05.2004.
*(21) Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 126.

*(22) Дубинич А. Гражданско-правовое регулирование заемно-кредитных отношений в современных условиях // Хозяйство и право. 1998. N 2 С. 88.

*(23) Захарова Н.Н. Кредитный договор. М.: Концерн "Банковский деловой центр", 1996. С. 34.

*(24) Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 127.

*(25) См.: Хохлов С.А. Регулирование денежных отношений // ВВАС. 1996. N 8. С. 93; Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М.: Статут, 2000. С. 101.

*(26) Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 127.

*(27) Там же. С. 127-128. Однако само по себе отсутствие существенных условий договора не влечет его недействительность, такой договор является незаключенным в силу ч. 1 ст. 432 ГК РФ.

*(28) См.: Каримуллин Р. И. Указ. соч. С. 129.